+7(499)-938-42-58 Москва
8(800)-333-37-98 Горячая линия

Эмиграция первой волны. Русская эмиграция

Белая эмиграция — русская трагедия

Эмиграция первой волны. Русская эмиграция

Белая эмиграция – это трагедия, лишившая Родины сотни тысяч граждан. Это гордость и позор России. Октябрьское восстание 1917 г.

и последовавшая за ней кровопролитная Гражданская война — это невиданная катастрофа общемирового значения.

Уклад жизни, сложившийся в течение веков, был сломан, и сотням тысяч людей пришлось покинуть пределы России. Невиданной в мировой истории была эмиграция целой вооружённой армии.  

Российская Империя начало ХХ  века

Начало бурного, наполненного новыми открытиями и прорывами,  ХХ века застало врасплох Российскую монархию правившую страной архаичными методами времён крепостного права.

Последствием  упадка социальной и управленческой системы, а так же полной моральной деградации правящей дворянской элиты была позорно  и бездарно проигранная Русско-Японская война 1904-05 гг. А так же, как следствие, Первая Русская революция 1905-07гг.

, которую монархическому государству, именуемому Российской Империей, удалось подавить, не устранив причин её возникновения.

Однако надлежащие выводы так и не были сделаны. Российская Империя осталась слабой в промышленном отношении, аграрной страной, с преимущественно сельским малограмотным населением. В начавшейся  Мировой войне (1914-18 гг.),  Российская Империя показала свою полную не состоятельность и не готовность.

Система административного управления попросту рухнула, создав в воюющей стране революционную ситуацию, приведшею вначале к буржуазной революции в феврале 1917 г.

, а впоследствии и к пролетарской Великой Октябрьской Социалистической революции в Росссии, вызвавшей величайшие потрясения не только на территории бывшей Империи, но и всего мира.

Некоторое время спустя усилилась первая волна эмиграции, начатой в феврале, офицеры уходили на Дон, где началось формирование Белого движения.

Гражданская война в России (1918-1922 г.)

История России начала ХХ века гласит, что сразу же после  победы большевиков в 1917 году начали формироваться силы, за которыми стояли убеждённые противники Советской власти. Идеологические разногласия были так сильны, что дело дошло до полномасштабной войны между сторонниками новой власти – «красными» и её противниками – «белыми».

И если в 1917 году борьба носила разрозненный, стихийный характер, то с 1918 года начинается формирование полноценных вооружённых сил – Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА), в которой основной движущей силой был рабочий класс, и Белой армии, основу которой составляло в основном проманархически настроенное офицерство, казачество и, на первом этапе, крестьянство, которое в дальнейшем приняло сторону большевиков

Белая гвардия, несмотря на экономическую  и прямую военную поддержку стран Антанты, была дезорганизована в плане идейном, так как её составляли политически разнородные группировки, которые к тому же постоянно интриговали и враждовали между собой. Идеи восстановления монархии не находили поддержки у большинства населения России.

Напротив, Красная, хоть и уступая Белой армии в техническом отношении, была спаяна железной дисциплиной и идеологией.  Её вожди точно знали, чего хотят и шли к достижению своих целей, не смотря ни на какие преграды. К тому же, идеи большевиков простые и понятные («фабрики рабочим!», »земля крестьянам!») гораздо лучше воспринимались большинством населения.

Поэтому, несмотря на колоссальное напряжение сил, Белое движение потерпело поражение и, как следствие этого поражения, возникло явление, названное впоследствии «Великим исходом» – это Русская эмиграция, принёсшая в цивилизованную Европу отборный генетический материал, сотни тысяч рабочих рук, представителей высочайшей культуры, её цвет. Но Россия не обеднела талантами, после «кровопускания» в виде Великого исхода, она дала миру великих учёных, полководцев, мировых писателей, знаменитых композиторов и поэтов.

Этапы эмиграции

Первые эмигранты, так называемая первая волна, наиболее предусмотрительные и обеспеченные, двинулись из России ещё в первых месяцах 1917 года, эта часть увезла не малые капиталы в драгметаллах, драгоценностях, валюте. Они смогли  неплохо устроится, имея денежные средства на получение необходимых документов, разрешений, найдя удобное жильё.

Все эти капиталисты и «великие» князья не соприкоснулись с нуждой, никто из них не участвовал в Гражданской войне, не проливал кровь, не голодал, а за границей они плели интриги друг против друга и устраивали бесконечную грызню из-за «виртуального» Престола Российской Империи, не понимая, что после Великой Октябрьской революции в России никакого престола быть не могло.

Преотлично пристроились на Западе и разношёрстные «политэмигранты»: меньшевики, националисты, кадеты, бундовцы, эсеры и прочие. Но уже к 1919 г. исход принял  массовый характер, все более напоминая паническое бегство.

Во второй эмиграционной волне оказались белые офицеры, бегущие от преследования большевиков. Все они не теряли надежду скоро вернуться. Именно военные образовали основной костяк русской эмиграции в Европе. Исторически  эту белую эмиграцию разделяют на этапы:

  • Первый. Связан с отплытием Русской белой армии  из Новороссийска в 1920 году вместе с её Генштабом и главнокомандующим – А.И. Деникиным.
  • Второй. Эвакуация из Крыма Врангеля П.Н. вместе с армией в ноябре 1920 г.
  • Третий. Эвакуация войск адмирала В.В. Колчака с Дальнего Востока в 1922 году.

Общее число эмигрантов из России составляет по разным источникам от 1.4 до 2 миллионов. Значительную часть от этого количества эмигрантов составляли военные. Это были  в основном офицеры, казаки. Только в, так называемую, Первую волну Россию покинуло около 250000 человек, они надеялись на скорое падение Советской власти и рассчитывали быстро вернуться.

 Белая эмиграция, её состав

Состав эмигрантов из России был неоднородный. Кроме военных, которые составляли большинство, в него сходили представители различных классов и прослоек.  В одночасье эмигрантами стали:

  • Находившиеся в лагерях Европы военнопленные Первой мировой.
  • Чиновники России, по долгу службы, находящиеся вне России – это служащие посольств и всевозможных представительств России, по различным причинам не пожелавшие перейти на службу Советской власти.
  • Представители дворянства.
  • Государственные служащие.
  • Буржуазия, духовенство, интеллигенция и другие граждане России не принявшие Советскую власть.

Большинство гражданских эмигрантов, из числа вышеперечисленных категорий, кроме военнопленных, покидало страну целыми семьями. Эти жертвы Белой эмиграции не оказывали вооружённого сопротивления Советской власти.

Это были просто напуганные революцией, запутавшиеся люди. Учитывая это, Советское правительство 03.11.1921 г. объявило амнистию. Она коснулась рядового состава белогвардейцев и граждан, не запятнавших себя борьбой с большевиками.

На Родину вернулось около 800 000 человек.

Русская эмиграция (военная)

Огромная масса беженцев требовала решения основных вопросов по размещению людей. Барон Врангель ещё в мае 1920 г.  учреждает так называемый «Эмиграционный совет», Некоторое время спустя он переименовывается в Совет по расселению русских беженцев. Беженцев гражданских  расселяли недалеко от Константинополя, в Болгарии и на Принцевых островах.

Лагеря военных беженцев находились в Галлиполи, Чаталдже и на Лемносе (кубанские казаки). К концу 1920 г. картотека Главного регистрационного бюро насчитывала уже 190000 данных с адресами. Военных насчитывалось 50 000-60 000 человек, а не военных –  130 000-150 000 человек.

Галлиполийское сидение

Славу Белой эмиграции принёс самый знаменитый военный лагерь, где расположился бежавший из Крыма 1-го корпус генерала А.

Кутепова, находящийся в Галлиполи, где они показали всему миру образец силы духа, мужественности русского офицерства. Это предмет гордости за наших соотечественников.

К величайшему сожалению, воспитанные в непрощении, ненависти к своему народу, не сумев понять его, именно они составили костяк гитлеровского Русского корпуса.

Всего в нем разместили более 25 000 человек, 363 чиновника, 143 врача и медработника, а так же 1445 женщин, 244 несовершеннолетних и 90 военных воспитанников – мальчиков в возрасте от 10 до 12 лет.

Жизнь эмигрантов была невыносимой. Условия проживания были ужасными. Полураздетые, часто не имеющие ничего за душой, люди жили в непригодных для жилья бараках.

Из-за скученности и антисанитарии начались повальные болезни. В первое время нахождения в лагере, скончалось от ран и болезней более 250 человек. Помимо физических мучений, люди терпели и душевные страдания.

Началась деморализация и моральное разложение армии.

А. Кутепов прекрасно осознавал, что это приведёт к катастрофе и гибели людей, за которых он нёс ответственность. Он знал, что спасти их может дисциплина, постоянная занятость. Только это сможет уберечь людей от моральной деградации. Большинство военных с надеждой восприняли военную подготовку. Здесь проходили парады, организовывались концерты, спортивные соревнования, выходили газеты.

Для юношей организовали военные училища, в них обучалось 1400 юнкера, работала театральная студия, хореографические кружки, школа фехтования, два театра.

Дети обучались в гимназии, организованной педагогами из числа беженцев, и ходили в детский сад. Проводились службы в 8  храмах. Для нарушителей дисциплины функционировали 3 гауптвахты.

Союзнические делегации, посещающие лагерь, не оставлял равнодушными внешний вид и выправка русских военных. История Белой эмиграции не знала таких примеров.

В августе месяце 1921 г. был решён вопрос о вывозе эмигрантов, их стали переправлять в Сербию и Болгарию. Он длился до декабря, последних «сидельцев» разместили в самом городе. Оставшихся «галлиполийских сидельцев» вывезли в 1923 г.

Русская эмиграция на Балканах

Представитель армии России — барон Врангель весной 1921 г. обратился к правящим кругам славянских стран Югославии и Болгарии с письмом. Оно содержало просьбу дать разрешение на  размещение армии на  территории этих государств.

На это был дан благоприятный ответ, содержащий обещание оказать материальную помощь на содержание армии за счёт казны, с ежемесячным выделением офицерам небольшого жалования и пайка, при условии выполнения подрядов на работы.

Летом начался плановый вывоз военнослужащих из Турции.

01.09.1924 года произошло знаменательное событие в истории эмигрантского движения – был основан «Русский общевоинский союз». Его назначением было объединить и сплотить все воинские части, образованные военные общества и союзы.

Это эмигрантское объединение стало преемником Белой армии. Но к великому сожалению, эта организация запятнала себя сотрудничеством с гитлеровцами во время ВМВ. Именно из кадров РОВС был образван Русский корпус, который сражался вместе с немцами против партизанского движения Тито и Красной Армии. В очередной раз русские пошли против русских.

На Балканы из Турции были эвакуированы так же и казаки, которые расселялись таким же образом, как и в России – станицами, которыми управляли станичные атаманы. Создаются «Объединённый совет Дона, Кубани и Терека», вместе с ним «Казачий союз» которому были подчинены все станицы.

В Югославии расположилась большая часть станиц. Известной и вначале многочисленной, была Белградская станица. Первоначально в ней проживало больше 200 человек. На начало 30-х годов  в ней оставалось всего около 80 человек. Понемногу все станицы, расположенные в Болгарии и Югославии перешли в РОВС, под командование генерала Маркова.

Большая часть белоэмигрантов сосредоточилась на Западе – в Европе. Они разместились во Франции, Болгарии, Югославии и Германии. По сведениям Лиги Наций в 1926 г. зарегистрировано 755 тыс. беженцев из России. Больше всего их было во Франции – 400 000, Германии – более 200 000. В Югославии, Болгарии, Чехословакии, Латвии по 30 000-40 000 человек.

Центрами русской эмиграции считались Париж, Берлин, Белград и София. Этому есть простое объяснение — в этих странах была острая необходимость в рабочей силе для восстановления разрушенного во время Первой мировой войны.

Русские в Париже составляли более 200 тысяч человек, на втором месте был Берлин. Но в связи с экономическим кризисом 1925 г. и приходом нацистов к власти число эмигрантов из России в Берлине сильно сократилось.

Место Берлина заняла Прага, ставшая центром русской эмиграции.

Важнейшее место в жизни русских зарубежных обществ занимал Париж, сюда стремилась, так называемая, элита и интеллигенция, а так же политические деятели различных мастей – эмигранты Первой волны и донские казаки.

В связи с началом Второй мировой войны немалая часть  эмигрантов из России, обосновавшихся в Европе, переселились в Новый Свет – США, Канаду и Латинскую  Америку.

Перед Революцией  численности русской колонии в Манчжурии составляла более 200 000. человек, а к концу 1920 г. уже не меньше 280 000. В сентябре 1920 г.

был отменён статус  экстерриториальности для подданных России в Китае, все русские, проживающее там, включая и беженцев, перешли на незавидное положение бесподданых эмигрантов в чужом государстве.

Эмиграция на Дальнем Востоке, так же шла в три потока:

  • Первый. Начало массовой эмиграции на Дальнем Востоке регистрируется вначале 1920 г. – это время падения Омской директории и эвакуация русской армии.
  • Второй. Начался осенью 1920 г. после разгрома так называемой «Армии Российской Восточной окраины», которой командовал атаман Семенов. Она перешла китайскую границу в полном составе. Одни только регулярные формирования войск насчитывали 20 000 человек, они были разоружены китайцами и интернированы в цицикарские лагеря, а потом их перевезли в район Гродеково, расположенного на юге Приморья.
  • Третий. Конец 1922 г., время установления Советской власти в Приморье. По морю выехало всего только  несколько тысяч человек, которые направлялись в основном в Манчжурию, Корею. В Китай и на КВЖД их не пускали.

Вместе с тем в Китае, а именно в Синцзяне, расположилась ещё одна большая (5.5 тыс.) колония русских, состоявшая из казаков Бакича и офицеров Белой армии, бежавших в эти места после поражения на Урале и в Семиречье.

Общая численность русских колоний в Манчжурии и Китае, на 1923 год, когда война уже завершилась, равнялась примерно в 400 000 человек. Из них не менее 100 000 получили советские паспорта и репатриировались в РСФСР  (благодаря объявленной в ноябре 1921 года амнистии для рядовых участников белого движения).

В 20-е годы значительной, иной раз по нескольку десятков тысяч человек в год, была реэмиграция в другие страны, в том числе в США, Австралию, Южную Америку.

Источник: http://solnechnajdolina.ru/istoricheskie-ocherki/belaj-emigratsija-russkaj-tragedija/

Первая волна русской эмиграции: причины, представители, судьбы людей

Эмиграция первой волны. Русская эмиграция

Первая волна русской эмиграции – это явление, ставшее следствием Гражданской войны, которая началась в 1917 году и продолжалась почти шесть лет. Родину покидали дворяне, военные, фабриканты, интеллигенция, духовенство и государственные служащие. Из России в период 1917-1922 годов выехало более двух миллионов человек.

Причины первой волны русской эмиграции

Люди покидают свою родину по экономическим, политическим, социальным причинам. Миграция — процесс, который в разной степени происходил во все времена. Но характерен он прежде всего для эпохи войн и революций.

Первая волна русской эмиграции — явление, аналога которому нет в мировой истории. Пароходы были переполнены. Люди были готовы терпеть невыносимые условия, лишь бы покинуть страну, в которой победили большевики.

После революции члены дворянских семей подверглись репрессиям. Те, что не успели убежать за границу, погибли.

Были, конечно, исключения, например, Алексей Толстой, которому удалось подстроиться под новый режим. Дворяне, не успевшие либо не пожелавшие уезжать из России, меняли фамилии, скрывались.

Одним удавалось прожить под чужим именем много лет. Другие, будучи разоблачены, попадали в сталинские лагеря.

Начиная с 1917-го, Россию покидали писатели, предприниматели, художники. Есть мнение, что европейское искусство XX века немыслимо без русских эмигрантов. Судьбы людей, оторванных от родной земли, были трагичны. Среди представителей первой волны русской эмиграции немало всемирно известных писателей, поэтов, ученых. Но признание не всегда приносит счастье.

Какова причина первой волны русской эмиграции? Новая власть, которая проявляла симпатию к пролетариату и ненавидела интеллигенцию.

Среди представителей первой волны русской эмиграции не только творческие люди, но и предприниматели, которым удалось сколотить состояния собственным трудом. Среди фабрикантов были и те, что сперва радовались революции. Но недолго. Вскоре они поняли, что и им нет места в новом государстве. Фабрики, предприятия, заводы были в Советской России национализированы.

В эпоху первой волны русской эмиграции судьбы обычных людей мало кого интересовали. Не волновала новую власть и так называемая утечка мозгов.

Люди, оказавшиеся у руля, полагали, что для того чтобы создать новое, следует разрушить все старое. Советскому государству не нужны были талантливые писатели, поэты, художники, музыканты.

Появились новые мастера слова, готовые донести до народа новые идеалы.

Рассмотрим более подробно причины и особенности первой волны русской эмиграции. Краткие биографии, представленные ниже, создадут полную картину явления, имевшее страшные последствия как для судеб отдельных людей, так и для всей страны.

Знаменитые эмигранты

Русские писатели первой волны эмиграции — Владимир Набоков, Иван Бунин, Иван Шмелев, Леонид Андреев, Аркадий Аверченко, Александр Куприн, Саша Черный, Тэффи, Нина Берберова, Владислав Ходасевич. Ностальгией пронизаны произведения многих из них.

После Революции родину покинули такие выдающиеся деятели искусства, как Федор Шаляпин, Сергей Рахманинов, Василий Кандинский, Игорь Стравинский, Марк Шагал. Представителями первой волны русской эмиграции являются также авиаконструктор Игорь Сикорский, инженер Владимир Зворыкин, химик Владимир Ипатьев, ученый-гидравлик Николай Федоров.

Иван Бунин

Когда речь идет о русских писателях первой волны эмиграции, его имя вспоминают в первую очередь. Октябрьские события Иван Бунин встретил в Москве. Вплоть до 1920 года он вел дневник, который позже опубликовал под названием “Окаянные дни”. Писатель не принял советскую власть.

По отношению к революционным событиям Бунина нередко противопоставляют Блоку. В своем автобиографическом произведении последний русский классик, а именно так называют автора “Окаянных дней”, полемизировал с создателем поэмы “Двенадцать”.

Критик Игорь Сухих сказал: “Если Блок в событиях 1917-го услышал музыку революции, то Бунин – какофонию бунта”.

До эмиграции писатель некоторое время прожил с женой в Одессе. В январе 1920 года они поднялись на борт парохода “Спарта”, который отправлялся в Константинополь. В марте Бунин был уже в Париже – в городе, в котором провели последние свои годы многие представители первой волна русской эмиграции.

Судьбу писателя нельзя назвать трагической. В Париже он много работал, и именно здесь написал произведение, за которое получил Нобелевскую премию.

Но самый известный цикл Бунина – “Темные аллеи” – пронизан тоской по России.

Все же предложение о возвращении на Родину, которое получили многие русские эмигранты после Второй мировой войны, он не принял. Умер последний русский классик в 1953 году.

Иван Шмелев

Далеко не все представители интеллигенции услышали в дни октябрьских событий “какофонию бунта”. Многие воспринимали революцию как победу справедливости, добра. Октябрьским событиям первое время радовался и Иван Шмелев.

Однако совсем быстро разочаровался в тех, кто оказался у власти. А в 1920 году произошло событие, после которого писатель не мог уже верить в идеалы революции.

Единственный сын Шмелева – офицер царской армии – был расстрелян большевиками.

В 1922 году писатель с женой покинул Россию. К тому времени Бунин уже был в Париже и в переписке не раз обещал оказать ему помощь. Несколько месяцев Шмелев провел в Берлине, затем уехал во Францию, где провел остаток жизни.

Последние годы один из величайших русских писателей провел в нищете. Он умер в возрасте 77 лет. Похоронен, как и Бунин, на Сент-Женевьев-де-Буа. На этом парижском кладбище нашли последнее пристанище знаменитые писатели, поэты — Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус, Тэффи.

Леонид Андреев

Этот писатель сперва принял революцию, но позже изменил свои взгляды. Последние произведения Андреева проникнуты ненавистью к большевикам. В эмиграции он оказался после отделения Финляндии от России. Но за границей прожил недолго. В 1919 году Леонид Андреев умер от сердечного приступа.

Могила писателя находится в Санкт-Петербурге, на Волковском кладбище. Прах Андреева был перезахоронен спустя тридцать лет после его смерти.

Владимир Набоков

Писатель происходил из богатой аристократической семьи. В 1919 году, незадолго до захвата Крыма большевиками, Набоковы покинул Россию навсегда. Им удалось вывести часть фамильных драгоценностей, что спасло от нищеты и голода, на которые обречены были многие русские эмигранты.

Владимир Набоков окончил Кембриджский университет. В 1922 году переехал в Берлин, здесь зарабатывал на жизнь уроками английского. Иногда публиковал свои рассказы в местных газетах. Среди героев Набокова немало русских эмигрантов (“Защита Лужина”, “Машенька”).

В 1925 году Набоков женился на девушке из еврейско-русской семьи. Она работала редактором. В 1936-м была уволена – началась антисемитская кампания.

Набоковы уехали во Францию, поселились в столице, часто бывали в Ментоне и Канне. В 1940 году им удалось бежать из Парижа, который уже спустя несколько недель после их отъезда был оккупирован немецкими войсками.

На лайнере Champlain русские эмигранты достигли берегов Нового Света.

В Соединенных Штатах Набоков читал лекции. Писал он как на русском, так и на английском. В 1960 году вернулся в Европу, поселился в Швейцарии. Русский писатель скончался в 1977 году. Могила Владимира Набокова находится на кладбище в Кларане, расположенном в Монтре.

Александр Куприн

После окончания Великой Отечественной войны началась волна реэмиграции. Тем, кто покинул Россию в начале двадцатых, обещали советские паспорта, работу, жилье и прочие блага. Однако многие эмигранты, возвратившиеся на Родину, стали жертвами сталинских репрессий. Куприн вернулся еще до войны. Его, к счастью, не постигла участь большинства эмигрантов первой волны.

Александр Куприн уехал сразу же после Октябрьского переворота. Во Франции первое время занимался в основном переводами. В Россию вернулся в 1937 году.

Куприн был известен в Европе, с ним не могли советские власти поступить так, как они поступали с большей частью белых эмигрантов. Однако писатель, будучи к тому времени больным и старым человеком, стал инструментом в руках пропагандистов.

Из него сделали образ раскаявшегося писателя, который вернулся, дабы воспеть счастливую советскую жизнь.

Александр Куприн умер в 1938 году от онкологического заболевания. Похоронен на Волковском кладбище.

Аркадий Аверченко

До революции жизнь писателя складывалась замечательно. Он был главным редактором юмористического журнала, который пользовался огромной популярностью. Но в 1918 году все резко изменилось. Издательство было закрыто.

Аверченко занял отрицательную позицию по отношению к новой власти. С трудом ему удалось добраться до Севастополя – города, в котором он родился и провел ранние годы.

Писатель уплыл в Константинополь на одном из последних пароходов за несколько дней до того, как Крым был взят красными.

Сперва Аверченко жил в Софии, затем в Белгороде. В 1922 году уехал в Прагу. Жить вдали от России ему было сложно. Большая часть произведений, написанных в эмиграции, пронизана тоской человека, вынужденного жить вдали от Родины и лишь изредка слышать родную речь. Впрочем, в Чехии он быстро приобрел популярность.

В 1925 году Аркадий Аверченко заболел. Несколько недель провел в Пражской городской больнице. Умер 12 марта 1925 года.

Тэффи

Русская писательница первой волны эмиграции покинула Родину в 1919 году. В Новороссийске она села на пароход, который отправлялся в Турцию. Оттуда добралась до Парижа. Три года Надежда Лохвицкая (таково настоящее имя писательницы и поэтессы) прожила в Германии. За границей она печаталась, уже в 1920-м организовала литературный салон. Тэффи умерла в 1952 году в Париже.

Нина Берберова

В 1922 году вместе с мужем, поэтом Владиславом Ходасевичем, писательница уехала из Советской России в Германию. Здесь они провели три месяца. Жили в Чехословакии, в Италии и с 1925-го – в Париже.

Берберова публиковалась в эмигрантском издании “Русская мысль”. В 1932 году писательница развелась с Ходасевичем. Спустя 18 лет уехала в США. Жила в Нью-Йорке, где издала альманах “Содружество”.

С 1958 года Берберова преподавала в Йельском университете. Умерла в 1993-м.

Саша Черный

Настоящее имя поэта, одного из представителей Серебряного века – Александр Гликберг. Он эмигрировал в 1920 году. Жил в Литве, Риме, Берлине. В 1924 году Саша Черный уехал во Францию, где провел последние годы. В местечке Ла Фавьер у него был дом, куда нередко съезжались русские художники, писатели, музыканты. Саша Черный умер от сердечного приступа в 1932 году.

Федор Шаляпин

Знаменитый оперный певец покинул Россию, можно сказать, не по своей воле. В 1922 году он находился на гастролях, которые, как показалось властям, затянулись. Длительные выступления в Европе и США вызвали подозрения. Тут же отреагировал Владимир Маяковский, написав гневное стихотворение, в котором были такие слова: “Я первый крикну – обратно катить!”.

В 1927 году певец пожертвовал сборы от одного из концертов в пользу детей русских эмигрантов. В Советской России это восприняли как поддержку белогвардейцев. В августе 1927 года Шаляпина лишили советского гражданства.

В эмиграции он много выступал, даже снялся в фильме. Но в 1937-м у него обнаружили лейкоз. 12 апреля того же года знаменитый русский оперный певец скончался. Похоронен на парижском кладбище Батиньоль.

Источник: https://FB.ru/article/379609/pervaya-volna-russkoy-emigratsii-prichinyi-predstaviteli-sudbyi-lyudey

Что стало с русскими из первой волны эмиграции

Эмиграция первой волны. Русская эмиграция

Первая волна русских эмигрантов, покинувших Россию после Октябрьской революции, имеет наиболее трагичную судьбу. Сейчас живет уже четвертое поколение их потомков, которое в значительной степени утратило связи со своей исторической родиной.

Неизвестный материк

Русская эмиграция первой послереволюционной войны, называемая еще белой, — явление эпохальное, не имеющее аналогов в истории не только по своим масштабам, но и по вкладу в мировую культуру. Литература, музыка, балет, живопись, как и многие достижения науки XX века, немыслимы без русских эмигрантов первой волны.

Это был последний эмиграционный исход, когда за рубежом оказались не просто подданные Российской империи, а носители русской идентичности без последующих «советских» примесей. Впоследствии ими был создан и обжит материк, которого нет ни на одной карте мира, — имя ему «Русское зарубежье».

Основное направление белой эмиграции — это страны Западной Европы с центрами в Праге, Берлине, Париже, Софии, Белграде. Значительная часть осела в китайском Харбине — здесь к 1924 году начитывалось до 100 тыс.

русских эмигрантов. Как писал архиепископ Нафанаил (Львов), «Харбин был исключительным явлением в то время.

Построенный русскими на китайской территории, он оставался типичным русским провинциальным городом в течение ещё 25 лет после революции».

По подсчетам американского Красного Креста, на 1 ноября 1920 года общее количество эмигрантов из России составляло 1 млн 194 тыс. человек. Лига Наций приводит данные по состоянию на август 1921 года — 1,4 млн беженцев. Историк Владимир Кабузан число эмигрировавших из России в период с 1918-го по 1924 годы оценивает минимум в 5 млн человек.

Кратковременная разлука

Эмигранты первой волны не рассчитывали провести в изгнании всю свою жизнь. Они ожидали, что вот-вот советский режим рухнет и они вновь смогут увидеть родину. Подобными настроениями и объясняется их противодействие ассимиляции и намерение ограничить свою жизнь рамками эмигрантской колонии.

Публицист и эмигрант первой воны Сергей Рафальский по этому поводу писал: «Как-то стерлась в зарубежной памяти и та блестящая эпоха, когда эмиграция еще пахла пылью, порохом и кровью донских степей, а ее элита по любому звонку в полночь могла представить на смену “узурпаторам” и полный комплект Совета министров, и необходимый кворум Законодательных палат, и Генеральный штаб, и корпус жандармов, и Сыскное отделение, и Торговую палату, и Священный Синод, и Правительствующий Сенат, не говоря уже о профессуре и представителях искусств, в особенности литературы».

В первой волне эмиграции помимо большого количества культурных элит российского дореволюционного общества была значительная доля военных. По данным Лиги Наций, около четверти всех послереволюционных эмигрантов принадлежали к белым армиям, покинувшим Россию в разное время с разных фронтов.

Европа

На 1926 год в Европе, по данным Службы по делам беженцев Лиги Наций, официально были зарегистрированы 958,5 тысячи русских беженцев. Из них порядка 200 тыс. приняла Франция, около 300 тыс. — Турецкая Республика. В Югославии, Латвии, Чехословакии, Болгарии и Греции приблизительно проживали по 30-40 тыс. эмигрантов.

Первые годы роль перевалочной базы русской эмиграции играл Константинополь, однако со временем его функции перешли другим центрам — Парижу, Берлину, Белграду и Софии. Так, по некоторым данным, в 1921 году русское население Берлина достигало 200 тыс. человек — именно оно в первую очередь пострадало от экономического кризиса, и к 1925 году там остались не более 30 тыс. человек.

На главные роли центров русской эмиграции постепенно выдвигаются Прага и Париж, в частности, последний справедливо считают культурной столицей эмиграции первой волны.

Особое место среди парижских эмигрантов играло Донское войсковое объединение, председателем которого был один из лидеров белого движения Венедикт Романов.

После прихода в 1933 году к власти в Германии национал-социалистов и особенно во время Второй мировой войны резко увеличился отток русских эмигрантов из Европы в США.

Китай

Накануне революции численность российской диаспоры в Маньчжурии достигала 200 тыс. человек, после начала эмиграции она увеличилась еще на 80 тысяч. На протяжении всего периода Гражданской войны на Дальнем Востоке (1918-1922 годы) в связи с мобилизацией началось активное перемещение русского населения Маньчжурии.

После поражения белого движения эмиграция в Северный Китай резко усилилась. К 1923 году количество русских здесь оценивалось приблизительно в 400 тыс. человек. Из этого числа около 100 тыс. получили советские паспорта, многие из них решили репатриироваться в РСФСР. Свою роль здесь сыграла амнистия, объявленная рядовым участникам белогвардейских соединений.

Период 1920-х годов был отмечен активной реэмиграцией русских из Китая в другие страны. Особенно это затронуло молодежь, направлявшуюся на обучение в университеты США, Южной Америки, Европы и Австралии.

Лица без гражданства

15 декабря 1921 года в РСФСР был принят декрет, согласно которому многие категории бывших подданных Российской империи лишались прав на российское гражданство, в том числе пробывшие за границей беспрерывно свыше 5 лет и не получившие своевременно от советских представительств заграничных паспортов или соответствующих удостоверений.

Так многие российские эмигранты оказались лицами без гражданства. Но их права продолжали защищать прежние российские посольства и консульства по мере признания соответствующими государствами РСФСР, а затем СССР.

Целый ряд вопросов, касающихся российских эмигрантов, можно было решить только на международном уровне. С этой целью Лига Наций приняла решение ввести должность верховного комиссара по делам русских беженцев. Им стал знаменитый норвежский полярный исследователь Фритьоф Нансен.

В 1922 году появились специальные «нансеновские» паспорта, которые выдавались русским эмигрантам.
Вплоть до конца XX века в разных странах оставались эмигранты и их дети, жившие с «нансеновскими» паспортами.

Так, старейшина русской общины в Тунисе Анастасия Александровна Ширинская-Манштейн получила новый российский паспорт только в 1997 году.

«Я ждала русского гражданства. Советское не хотела. Потом ждала, когда паспорт будет с двуглавым орлом — посольство предлагало с гербом интернационала, я дождалась с орлом. Такая я упрямая старуха», — признавалась Анастасия Александровна.

Судьбы эмиграции

Многие деятели отечественной культуры и науки встретили пролетарскую революцию в расцвете сил. За границей оказались сотни ученых, литераторов, философов, музыкантов, художников, которые могли составить цвет советской нации, но в силу обстоятельств раскрыли свой талант только в эмиграции.

Но подавляющая часть эмигрантов вынуждена была устраиваться шоферами, официантами, мойщиками посуды, подсобными рабочими, музыкантами в маленьких ресторанчиках, тем не менее продолжая считать себя носителями великой русской культуры.

Пути русской эмиграции были различны. Некоторые изначально не прияли советскую власть, другие насильно были высланы за рубеж. Идеологический конфликт, по сути, расколол русскую эмиграцию. Особенно остро это проявилось в годы Второй мировой войны.

Часть русской диаспоры считала, что ради борьбы с фашизмом стоило пойти на союз с коммунистами, другая — отказывалась поддерживать оба тоталитарных режима. Но были и те, кто готов был воевать против ненавидимых Советов на стороне фашистов.

Белоэмигранты Ниццы обратились к представителям СССР с петицией: «Мы глубоко скорбели, что в момент вероломного нападения Германии на нашу Родину были физически лишены возможности находиться в рядах доблестной Красной Армии. Но мы помогали нашей Родине работой в подполье».

А во Франции, по подсчетам самих эмигрантов, каждый десятый представитель Движения Сопротивления был русскими.

Растворяясь в чужой среде

Первая волна русской эмиграции, пережив пик в первые 10 лет после революции, в 1930-х годах пошла на убыль, а к 1940-м и вовсе сошла на нет. Многие потомки эмигрантов первой волны уже давно забыли о своей прародине, но заложенные когда-то традиции сохранения русской культуры во многом живы и по сей день.

Потомок знатной фамилии граф Андрей Мусин-Пушкин с грустью констатировал: «Эмиграция была обречена на исчезновение или ассимиляцию.

Старики умерли, молодые постепенно растворились в местной среде, превращаясь во французов, американцев, немцев, итальянцев… Иногда кажется, от прошлого остались лишь красивые, звучные фамилии и титулы: графы, князья, Нарышкины, Шереметьевы, Романовы, Мусины-Пушкины».

Так, в транзитных пунктах первой волны русской эмиграции уже никого не осталось в живых. Последней была Анастасия Ширинская-Манштейн, которая в 2009 году скончалась в тунисской Бизерте.

Сложной была и ситуация с русским языком, который на рубеже XX и XXI веков в русском зарубежье оказался в неоднозначном положении. Живущая в Финляндии профессор русской литературы Наталья Башмакова — потомок эмигрантов, бежавших из Петербурга в 1918 году, — отмечает, что в некоторых семьях русский язык живет даже в четвертом поколении, в других — умер много десятилетий назад.

«Проблема языков для меня лично горестна, — говорит ученый, — так как эмоционально чувствую лучше русский, но не всегда уверена в употреблении каких-то выражений, шведский сидит во мне глубоко, но, конечно, я сейчас его подзабыла. Эмоционально он мне ближе финского».

В австралийской Аделаиде сегодня живет немало потомков эмигрантов первой волны, которые покинули Россию из-за большевиков. Они до сих пор носят русские фамилии и даже русские имена, но родным языком для них уже является английский. Их родина — Австралия, эмигрантами себя они не считают и мало интересуются Россией.

Больше всего тех, кто имеет русские корни, в настоящее время проживает в Германии — около 3,7 млн человек, в США — 3 млн, во Франции — 500 тыс., в Аргентине — 300 тыс., в Австралии — 67 тыс. Здесь перемешались несколько волн эмиграции из России. Но, как показали опросы, потомки первой волны эмигрантов в наименьшей степени ощущают связь с родиной своих предков.

Источник: https://weekend.rambler.ru/read/41482473-chto-stalo-s-russkimi-iz-pervoy-volny-emigratsii/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.